• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
10:17 

тигры в картонных коробках

20:49 


@темы: Музыка

00:54 

свтор

02:04 

ваистену

11:24 

14:18 

Что же писала я тут 6 лет назад?


Ровно 6 лет назад?

Видимо, тихо подыхала. А если на день меньше - то примерно следующее:

http://o-yami.diary.ru/p27019839.htm

И ещё открытка на ДР:

http://archive.diary.ru/~Siriusu-San/?

А это уже не так давно, но всё же.
Золлорн, молоденький-молоденький. Ещё живой.
http://o-yami.diary.ru/p119372768.htm

@темы: Психоанализ

14:14 

Уф! Моему дайрику 1 апреля было 6 лет. Он уже почти большой.

19:26 

***

Посмотрела "Облачный атлас". Классный фильм.

@темы: Кино

20:21 

бесподобно

15:25 

А чтоб его всё...

@темы: О работе

02:29 

Золлорн

16:01 

трэш

17:28 

ЛОТРО

13:28 

ЛОТРО

20:55 

О прохождении мимо


Так, медленно проходя среди многих народов и через
различные города, вернулся Заратустра окольным путем в свои
горы и свою пещеру. И вот, подошел он неожиданно к воротам
большого города; но здесь бросился к нему с
распростертыми руками беснующийся шут и преградил ему дорогу.
Это был тот самый шут, которого народ называл "обезьяной
Заратустры": ибо он кое-что перенял из манеры его говорить и
охотно черпал из сокровищницы его мудрости. И шут так говорил к
Заратустре:
"О Заратустра, здесь большой город; тебе здесь нечего
искать, а потерять ты можешь все.
К чему захотел ты вязнуть в этой грязи? Пожалей свои ноги!
Плюнь лучше на городские ворота и -- вернись назад!
Здесь ад для мыслей отшельника: здесь великие мысли
кипятятся заживо и развариваются на маленькие.
Здесь разлагаются все великие чувства: здесь может только
громыхать погремушка костлявых убогих чувств!
Разве ты не слышишь запаха бойни и харчевни духа? Разве не
стоит над этим городом смрад от зарезанного духа?
Разве не видишь ты, что души висят здесь, точно обвисшие,
грязные лохмотья? -- И они делают еще газеты из этих лохмотьев!
Разве не слышишь ты, что дух превратился здесь в игру
слов? Отвратительные слова-помои извергает он! -- И они делают
еще газеты из этих слов-помоев!
Они гонят друг друга и не знают куда? Они распаляют друг
друга и не знают зачем? Они бряцают своей жестью, они звенят
своим золотом.
Они холодны и ищут себе тепла в спиртном; они разгорячены
и ищут прохлады у замерзших умов; все они хилы и одержимы
общественным мнением.
Все похоти и пороки здесь у себя дома; но существуют здесь
также и добродетельные, существует здесь много услужливой,
служащей добродетели:
Много услужливой добродетели с пальцами-писаками и с
твердым седалищем и ожидалищем; она благословлена мелкими
надгрудными звездами и набитыми трухой, плоскозадыми дочерьми.
Существует здесь также много благочестия, много лизоблюдов
и льстивых ублюдков перед богом воинств.
Ибо "сверху" сыплются звезды и милостивые плевки; вверх
тянется каждая беззвездная грудь.
У месяца есть свой двор и при дворе -- свои придурки; но
на все, что исходит от двора, молится нищая братия и всякая
услужливая нищенская добродетель.
"Я служу, ты служишь, мы служим" -- так молится властелину
всякая услужливая добродетель: чтобы заслуженная звезда
прицепилась наконец ко впалой груди!
Но месяц вращается еще вокруг всего земного: так вращается
и властелин вокруг самого-что-ни-на-есть земного, -- а это есть
золото торгашей.
Бог воинств не есть бог золотых слитков; властелин
предполагает, а торгаш -- располагает!
Во имя всего, что есть в тебе светлого, сильного и
доброго, о Заратустра! плюнь на этот город торгашей и вернись
назад!
Здесь течет кровь гниловатая и тепловатая и пенится по
всем венам; плюнь на большой город, на эту большую свалку, где
пенится всякая накипь!
Плюнь на город подавленных душ и впалых грудей,
язвительных глаз и липких пальцев --
-- на город нахалов, бесстыдников, писак, пискляк,
растравленных тщеславцев --
-- где все скисшее, сгнившее, смачное, мрачное, слащавое,
прыщавое, коварное нарывает вместе --
-- плюнь на большой город и вернись назад!"
-- Но здесь прервал Заратустра беснующегося шута и зажал
ему рот.
"Перестань наконец! -- воскликнул Заратустра. -- Мне давно
уже противны твоя речь и твоя манера говорить!
Зачем же так долго жил ты в болоте, что сам должен был
сделаться лягушкой и жабою?
Не течет ли теперь у тебя самого в жилах гнилая, пенистая,
болотная кровь, что научился ты так квакать и поносить?
Почему не ушел ты в лес? Или не пахал землю? Разве море не
полно зелеными островами?
Я презираю твое презрение, и, если ты предостерегал меня,
-- почему же не предостерег ты себя самого?
Из одной только любви воспарит полет презрения моего и
предостерегающая птица моя: но не из болота! --
Тебя называют моей обезьяной, ты, беснующийся шут; но я
называю тебя своей хрюкающей свиньей -- хрюканьем портишь ты
мне мою похвалу глупости.
Что же заставило тебя впервые хрюкать? То, что никто
достаточно не льстил тебе: поэтому и сел ты вблизи этой
грязи, чтобы иметь основание вдоволь хрюкать, --

-- чтобы иметь основание вдоволь мстить! Ибо месть,
ты, тщеславный шут, и есть вся твоя пена, я хороню разгадал
тебя!
Но твое шутовское слово вредит мне даже там, где ты
прав! И если бы слово Заратустры было даже сто раз
право, -- ты все-таки вредил бы мне -- моим
словом!"
Так говорил Заратустра; и он посмотрел на большой город,
вздохнул и долго молчал. Наконец он так говорил:
Мне противен также этот большой город, а не только этот
шут. И здесь и там нечего улучшать, нечего ухудшать!
Горе этому большому городу! -- И мне хотелось бы уже
видеть огненный столб, в котором сгорит он!
Ибо такие огненные столбы должны предшествовать великому
полдню. Но всему свое время и своя собственная судьба.
Но такое поучение даю я тебе, шут, на прощание: где нельзя
уже любить, там нужно -- пройти мимо! --

Так говорил Заратустра и прошел мимо шута и большого
города.

@темы: Филологическое

16:37 

Не хочу на работу, хочу дальше ивент с пиратом.
Меня эльфийка пытать обещала, жестоко и больно %)
Вот такие они - эти нолдор.

Ну, куда я ещё не запостила?
Сюда запощщу.

Пленник Маэгмегил


Поучение сие повествует о том, почему не стоит называть Мандоса портовой девкой...

Часть первая. Хасир размышляет о судьбе


Хасир сидел на полу, у жарко натопленного камина, и размышлял о судьбе. Подбрасывая в воздух монетку, он перебирал в памяти лица людей, которых ему довелось встретить в северном городе. С каждым ударом монетки о ладонь лиц становилось всё меньше. Они растворялись одно за другим до тех пор, пока в памяти не остались только двое: один безумец, другой гордец. Две карты из умбарской колоды. Два течения в море. Которое из них приведет его к удаче? Харадрим не говорили «удача». Харадрим говорили: «процветание». А умбарцы-моряки говорили: «жизнь». Ибо, ходящий по морю, ты жив, только пока ты удачлив.
Хасир покрутил монетку в пальцах и подкинул повыше. Орёл — значит безумец, решка — значит гордец. Монетка упала решкой.
Хасир поглядел на полустёртое изображение, которое с трудом можно было разобрать в сполохах огня. На монете красовался чей-то профиль. Чей? Должно быть кого-то из арнорских королей... Хасир подбросил монетку ещё раз — и ударом ладони отправил её прямиком в огонь.
В пески жребий, и чтоб ему никогда из песков не выбраться. В пучину его, на растерзание яростному богу моря. Судьба — портовая девка, вот и пускай развлекает простых моряков. А ему и смотреть противно. В огонь её. И поступим вопреки жребию судьбы.
Хасир вспомнил наставления, полученные когда-то от отца.
«Тот, кто угрожает тебе — слаб», - говорил Альфала, - «Приставивший меч к твоей шее, но не срубивший голову — слаб. Не убил — значит не может убить».
И с этим Хасир был согласен. Нравы северных городов, должно быть, были иными, но Хасир не мог не презирать людей, от которых угрозы сыплются песком, а кровь так и не обагрит клинка. Дайнер говорил много грозных слов, но все они растворились в воздухе не оставив следа. А вот глубокая царапина от арбалетной стрелы, пущенной Фалденом, до сих пор саднила - и только удача, та самая, которая «жизнь», спасла его. Так разве же выбор не очевиден?
Хасир достал из сундучка бумагу и сургучную печать. На листке он начертил два символа: два аркана умбарской колоды — один из них обозначал благополучное ожидание, другой обозначал беспорядок, возведённый в принцип.
Письмо он отправит к Брендивину, в их временный лагерь. Капитан Зазг давно уже не получал от него вестей.

Часть вторая. Слежка


Хасир вышел из таверны, оседлал коня и медленным шагом направился в сторону тюрьмы. Там у него было одно дело. Но не успел он отъехать далеко, как заметил эльфа, следующего за ним по пятам. Может быть в лесу им и нет равных в том, чтобы прятаться между деревьев, но в городе... Слежка явно не была сильной стороной эльфа. Хасир поводил его немного за собой по улочкам, и на одном из поворотов пустил коня рысью, а сам, прямо с седла, прыгнул на карниз и забрался на крышу. Спустя три удара сердца мимо проскакал и эльф. Догнав лошадь без седока, тот озадаченно остановился и принялся оглядываться. Хасир подкрался ближе, рассматривая своего преследователя. Увидел вышитое слово maegmegil на поводьях коня. И решил, что с этим стоит поговорить.
- Хреновый из тебя следопыт, - приветствовал он своего нового знакомого.
Тот отвечал, мол, леди Мелисиль желает знать, как продвигается известное им обоим дело.
Хасир ответил, что дело уже на полпути к Бри, но вот шпионов за ним посылать не стоит. Может плохо кончиться. На том и завершили разговор.


Часть третья. Безумие заразно


Тюрьма Бри. Хэсли и Фалден. Далее появляются и остаются в тени: Мелисиль, Кристалайн и Инсэйд.
Хэсли пытается прощупать почву, теми и иными способами вытянуть из Фалдена информацию о нём самом, с успехом близким к нулю.

<......>
Фалден: 'Знаешь, вот, что я скажу.'
Хэсли: 'Ну... как бы... либо ты, либо тот второй с подпаленной физиономией.'
Фалден в несколько прыжков очутился около Хэсли.
Хэсли выхватил кинжал.
Фалден: 'В моих руках и так власть. Этот город, хотя бы..'
Хэсли чиркнул кинжалом по щеке Фалдена.
Мелисиль (появилась в дверях и осталась незамеченной): 'Хэсли...'
Фалден увернулся от выпада.
Фалден: 'Дружок... Ты меня разочаровываешь.'
Хэсли ждет.
Фалден: 'И да... Оружия ты больше не поднимешь, так ведь? * шепнул на ухо Южанину, странно, но голос его звенел эхом в комнате*.'
Хэсли: 'Мммм... поглядим.'
Фалден: 'Думаю...'
Фалден: 'Ты не понимаешь всей серьёзности.'
Фалден: 'Очень не люблю глупцов.'
Кристалайн (явившийся вместе с Мелисиль и другим эльфом) приложил палец к губам и притянул эльфа за столб.
Хэсли: 'Во всяком случае - это не тот кинжал, который стоило бы на тебя поднять.'
Фалден: 'Знаешь.... Плоть всего лишь оковы. Дальше... Неизведанное. Но, мне так и не постичь эту тайну, ведь я, кхм, никогда не умирал.'
Хэсли вынул из ножен на груди жертвенный крис.
Хэсли: 'Вот этот бы тебе больше подошел, правда?'
Фалден: 'Ну-у-у, давай. Хе-хе-хе. Это так интересно.'
Хэсли: 'Тебе интересно?'
Фалден: 'Конечно.'
Хэсли бросил кинжал под ноги Фалдену.
Фалден: 'Ведь ты проделал такой длинный путь.'
Хэсли: 'Рассмотри получше.'
Фалден поднял кинжал.
Фалден: 'Грубая работа *вертит в руках нож* Большой дисбаланс рукояти и лезвия. Таким тесаком не попасть в цель даже мастеру.'
Фалден бросил его обратно к ногам Хэсли.
Хэсли: 'А его не для того и ковали.'
Хэсли надолго замолчал.
Фалден: 'Долго собираешься с мыслями, Южанин.'
Фалден: 'Это начинает надоедать.'
Хэсли вздохнул.
Хэсли: '*пробормотал* Не нравится мне этот Дайнер... Ну да что поделаешь...'
Фалден привлекает к себе внимание вежливым покашливанием. Кхе-кхе, Хэсли!
Хэсли оставил кинжал на полу.
Фалден: 'Не так быстро.'
Хэсли обернулся.
Хэсли: 'Я весь внимание.'
Фалден: 'Ты не хочешь остаться со мной и, кхм, лицезреть, кхм... Фейерверк? Ха-ха-ха'
Фалден: 'Будет интересно, уверяю.'
Хэсли: 'Вообще-то нет. Не хочу.'
Хэсли: 'Планировал сегодняшний вечер без фейерверков.'
Фалден: 'Жаль, хе-хе. Что же, надеюсь ты, кхм, выберешься из огня, хе-хе-хе.'
Хэсли: 'Но ты же вроде любишь, когда всё не по плану?'
Фалден: 'Сегодня у меня интересная ночь.'
Фалден: 'Планы? Ха-х.'
Фалден: 'Я похож на человека с планом?'
Хэсли: 'Так что там за светопреставление, говоришь?'
Фалден улыбнулся до ушей. Его многочисленные шрамы выглядили еще более устрашающе.
Фалден: 'О-о-о, скоро, совсем скоро, хе-хе, ты узнаешь, дружок.'
Хэсли: 'Тогда, наверное, стоит остаться.'
Появляются неизвестные личности.
Эльдао: 'Привет тебе, Фалден.'
Фалден: 'Здравствуй.'
Хэсли прикинул свои шансы пережить этот «фейерверк».
Фалден: 'Видишь ли, такая непонятка..'
Эльдао: 'Я слушаю.'
Фалден: 'Я, вот, как человек, хе-хе-хе, решил отдохнуть. Ну тут.'
Эльдао: 'В тюрьме? Хе-хе.'
Фалден: 'Неожиданное место, правда?'
Хэсли тяжко вздохнул.
Эльдао: 'Верно.'
Фалден: 'А что, до фейерверка, кхм. Это была лишь игра слов.'
Фалден кивнул Эльдао.
Хэсли приготовился защищаться.
Фалден: 'Ну? Где твоя Ламмэ? Ха-ха-ха, я чувствую её пристутсвие.'
Фалден: 'Пусть выйдет или же продолжает прятаться.'
Хэсли (в искреннем недоумении): 'Какая ещё ламмэ?'
Фалден: 'О, дружок мой, ты играешь в опасную игру. Не с тем человеком.'
Эльдао сохраняет угрюмый лик.
Фалден схватил Хэсли за шею.
Хэсли отступает.
Фалден: 'Я человек слова. ЗАПОМНИ ЭТО! Ха-ха-ха-ха.'
Хэсли рассмеялся, поняв, наконец, абсурдность ситуации.
Фалден: 'Тащи своих дружков. Они так или иначе проиграют.'
Хэсли: 'Ламмэ?'
Эльдао слегка кивнул.
Хэсли сквозь хохот, говорит:
Хэсли: 'Те, которые меня сегодня весь день по городу выслеживали?'
Хэсли: 'Я не думал, что меня ещё можно удивить. Но похоже тебе это удалось.'
Хэсли хохочет.
Фалден неожиданно исчезает.

Часть четвёртая. Поединок


Инсэйд выходит из укрытия, и Хэсли, в раздражении от неудачи с Фалденом, и в строгом соответствии со светлой умбарской традицией*, нападает на Инсэйда. В поединок вмешивается Мелисиль, и вдвоём они одалевают Хэсли. Мелисиль находит на груди Хэсли некий амулет.

*т.е. традицией выражать своё раздражение при помощи ножа

Хэсли: 'Ты опять...'
Инсэйд: 'Я.'
Инсэйд: 'Куда делся этот колдун? Скажи мне, и я уйду.'
Инсэйд оглядывается по сторонам.
Хэсли тяжко вздохнул.
Хэсли: 'Ты мне надоел...'
Хэсли: 'Похоже я заразился безумием...'
Инсэйд: 'Так вышло, что наши пути часто пересекаются, на то не моя воля, я следил за этим колдуном, мне нужно узнать, что он затевает и за это я готов заплатить.'
Хэсли выхватил кинжал и сделал быстрый выпад.
Инсэйд готов атаковать врага и говорит: Gurth gothrim Tel’Quessir!
Инсэйд парировал удар.
Хэсли попал кинжалом по руке эльфа.
Инсэйд схватился за руку, выронив меч.
Хэсли замахнулся кинжалом повторно, метя в горло.
Хэсли выбрасывает 36 (100)
Инсэйд отбил второй рукой кинжал.
Хэсли зашипел разочарованно.
Инсэйд наносит удар, метя в плечевую зону человека.
Инсэйд выбрасывает 33 (100)
Хэсли выбрасывает 83 (100)
Хэсли увернулся и отскочил в сторону.
Мелисиль: 'Что тут происходит?'
Хэсли отступил, увидев новоприбывшую.
Мелисиль: 'Инсэйд, почему ты тут?'
Хэсли принял боевую стойку.
Инсэйд: 'Госпожа... *кровь стекает по руке*'
Мелисиль: 'Что случилось?'
Мелисиль протягивает ему платок.
Инсэйд: 'Я лишь хотел узнать, что замышляет Фалден.'
Хэсли решил, что двое против одного - это не дело и отступает.
Инсэйд: 'Но этот... оказался проворным.'
Мелисиль: 'Торговец с юга.'
Инсэйд: 'Ранил меня в руку.'
Хэсли подобрал ритуальный кинжал с пола.
Мелисиль достает меч.
Мелисиль держит меч перед собой.
Хэсли нацелил кинжал на эльфийку - от кинжала повеяло тьмой.
Мелисиль: 'ты забыл'
Мелисиль: 'человек ты забыл'
Мелисиль: 'о нашем договоре'
Хэсли в очередной раз тяжко вздыхает.
Хэсли: 'Да, должно быть безумие заразно. Всё как-то не по плану.'
Инсэйд латает руку эльфийской повязкой, кровь перестает течь.
Мелисиль: 'Какой план?'
Хэсли: 'Ну да что поделаешь...'
Мелисиль: 'Ты, южанин, поднял руку на Перворожденного!'
Хэсли продолжает пятиться.
Инсэйд: 'Мы же договорились с тобой! Зачем ты напал?'
Мелисиль продолжает держать меч перед собой.
Мелисиль: 'Быть может я зря обещала тебе.'
Мелисиль: 'Быть может ты просто обманщик и грабитель.'
Мелисиль: 'Кровь перворожденного трудно смыть кровью адана!'
Хэсли одним прыжком подскочил, ткнул ритуальным клинком в лицо эльфийке - и тут же отскочил.
Мелисиль касается лезвием горла Хэсли.
Хэсли выбрасывает 7 (100)
Мелисиль выбрасывает 14 (100)
По щеке Мелисиль стекает капелька крови.
Хэсли зашипел, напоровшишь на острие меча, но вовремя отскочил назад.
Мелисиль: 'Почему ты молчишь?'
Мелисиль: 'Говори мне!'
Инсэйд смотрит, не смея останавливать Ламмэ.
Мелисиль: 'Не каждый умбарец удостаивается чести умереть от эльфийской стали!'
Мелисиль: 'Кто ты и что тебе нужно?'
Хэсли молча ударил дубинкой, которую держал во второй руке.
Хэсли выбрасывает 94 (100)
Мелисиль выбрасывает 88 (100)
Инсэйд сделал выпад, преградив путь дубинки.
Инсэйд выбрасывает 14 (100)
Хэсли с досадой глянул на Инсэйда, принявшего удар на себя.
Мелисиль перехватывает меч поудобнее.
Инсэйд лишается чувств.
Мелисиль: 'Довольно играть со мной!'
Мелисиль выбрасывает 89 (100)
Хэсли выбрасывает 87 (100)
Меч Мелисиль и дубинка Хэсли встретились и разошлись.
Мелисиль: 'Неужели ты ничего не хочешь сказать перед тем как умрешь, человек?'
Хэсли бережет дыхание.
Хэсли целит кинжалом по правой руке Мелисиль.
Хэсли выбрасывает 42 (100)
Мелисиль выбрасывает 49 (100)
Клинок Мелисиль срезает у пирата пуговицу.
Мелисиль перехватывает меч.
Хэсли закружился на месте и вспрыгнул на стол.
Мелисиль: 'Я училась сражатся дольше чем жил ты, твой отец, твой дед, твой прадед!'
Мелисиль делает удар мечом по ногам Хэсли.
Мелисиль выбрасывает 30 (100)
Хэсли выбрасывает 14 (100)
Хэсли вздрогнул от боли и пошатнулся.
Мелисиль вскакивает на стол.
Хэсли отступил, оступился и упал со стола.
Мелисиль прыгает на Хэсли.
Хэсли превозмог боль и попытался отскочить.
Мелисиль направляет меч к его горлу.
Хэсли выбрасывает 51 (100)
Мелисиль выбрасывает 16 (100)
Хэсли удачно отскочил в сторону, увернувшись от меча.
Мелисиль: 'Крысеныш.'
Мелисиль бьет снова.
Хэсли сделал выпад кинжалом.
Мелисиль выбрасывает 41 (100)
Хэсли выбрасывает 46 (100)
Мелисиль увернулась, а у Хэсли только легкая царапина.
Мелисиль: 'Верткий черномазый крысеныш!'
Мелисиль: 'Инсэйд, ты где?'
Хэсли забыл все слова и слушает только ритм сердца.
Взмах меча Мелисиль.
Мелисиль выбрасывает 34 (100)
Хэсли полоснул кинжалом наотмашь.
Хэсли выбрасывает 93 (100)
Инсэйд без сознания после парирования дубинки.
Мелисиль промазала и проскочила мимо.
Мелисиль еде удержалась на ногах.
Хэсли ударил повторно, пока Мелисиль не обрела равновесия.
Хэсли выбрасывает 38 (100)
Мелисиль выбрасывает 87 (100)
По груди пирата проходит красная кровавая полоса.
Инсэйд стонет, слыша звуки битвы, но поднимается.
Хэсли ударил третий раз.
Хэсли выбрасывает 83 (100)
Мелисиль выбрасывает 14 (100)
Дубинка попадает в плечо эльфийки и Мелисиль хватается за руку.
Инсэйд достает лук и стреляет в Хэсли, после чего опять лишается чувств.
Инсэйд выбрасывает 79 (100)
Хэсли выбрасывает 48 (100)
Хэсли схватился за руку, в которую попала стрела.
Хэсли: 'Сссс....'
Хэсли пытается отступить к двери.
Мелисиль выхватывает левой рукой второй клинок.
Мелисиль выбрасывает 60 (100)
Хэсли выбрасывает 19 (100)
Мелисиль поражает кинжалом пирата в раненую руку.
Хэсли взвыл от боли.
Хэсли выронил дубинку.
Мелисиль бьет его ногой в пах.
Хэсли выбрасывает 61 (100)
Мелисиль выбрасывает 10 (100)
Мелисиль: 'Увертливый хорек!'
Хэсли ударил Мелисиль целой рукой по лицу.
Хэсли выбрасывает 39 (100)
Мелисиль выбрасывает 26 (100)
У Мелисиль из разбитой губы течет кровь.
Хэсли отвоевал себе ещё шаг к выходу, пока Мелисиль не очухалась от удара.
Мелисиль делает выпад мечом правой руки.
Мелисиль выбрасывает 79 (100)
Хэсли выбрасывает 92 (100)
Мелисиль проскакивает мимо к стене.
Инсэйд снова поднимается со стоном, грудная клетка кажется раздробленна, с усилиями подползает к Хэсли и пытается задеть его ноги мечом.
Инсэйд выбрасывает 21 (100)
Мелисиль вытирает рукой залитое кровью лицо.
Хэсли тянется к двери, уже не обращая внимание на противников
Хэсли выбрасывает 75 (100)
Инсэйд лишается чувств.
Мелисиль: 'Я прикажу мэру этого корода выставить твою голову на колу у ворот!'
Мелисиль разварачивается и бьет мечом.
Мелисиль выбрасывает 82 (100)
Хэсли выбрасывает 1 (100)
Хэсли повис на ручке двери, потеряв сознание.
Мелисиль придавливает сапогом горло Хэсли.
Мелисиль: 'Ну вот и все, крысеныш...'
Мелисиль: 'Инсэйд! вяжи его!'
Мелисиль держит острие меча у глаза Хэсли.
Инсэйд, поднявшись и корчась от боли в ребрах, подошел к Хэсли и связал его.
Мелисиль: 'Лориенской веревкой вяжи'
Мелисиль: 'у меня в сумке она'
Инсэйд берет у Ламмэ веревку.
Мелисиль: 'Яйцо дракона, говоришь...'
Мелисиль бьет Хэсли ногой и отходит в сторону.
Инсэйд крепко связал Хэсли.
Мелисиль: 'Его надо переправить в Кренбридж.'
Мелисиль: 'Инсэйд, поднимай его.'
Инсэйд: 'Да, Ламмэ Мелисиль, как прикажете, но боюсь я немного потрепан, удар этого проныры оказался на редкость болезненным.'
Мелисиль: 'Ему еще предстоит испытать боль, пусть это успокоит тебя...'
Мелисиль: 'Погоди, там что то блестит...'
Мелисиль клинком меча разрезает на Хэсли одежду.
Мелисиль: 'Смотри, что это...'
Инсэйд достает какой-то амулет и протягивает его Ламмэ Мелисиль.
Мелисиль смотрит на амулет, лежащий на латной перчатке.
Мелисиль меняется в лице.
Мелисиль: 'Инсэйд...'
Инсэйд: 'Что там, Госпожа?'
Хэсли застонал, когда амулет сняли с его шеи...
Мелисиль: 'Этот крысеныш не так прост... тебе лучше не знать это... тьма... древняя тьма, Инсэйд. Дай тряпку.'
Мелисиль заворачивает амулет в тряпку и кладет в сумку.
Мелисиль: 'А теперь на коня его и в Кренбридж.'


13:54 

ЛОТРО

Я влюбилась. В игрового персонажа.
Вот в этого:

Что-то в нём есть такое... от Гримы....
А к Гриме у меня душевная слабость...
Грима:

А ещё он псих. Люблю психов и хаос.

Люблю психов, хаос и Локи.

@темы: Оттенки чёрного, О любви, О красоте, Компьютерные игры

14:38 

Айрэ и Саруман --- Игра престолов

13:10 

Перепост отчёта о спектакле в ЛОТРО - я в роли Квенсигир, которая в роли эльфийки %)

28.12.2012 в 12:36
Пишет Тинтари:

Вчера вечером содружество "Маэгмегил" представило на суд зрителей новый спектакль "Мифриловое сердце". А я представляю свой отчёт по этому поводу.





Бонус

URL записи

@темы: Компьютерные игры

11:35 

irish crochet

Удачные варианты ирландского кружева встречаются крайне редко.
Вот это, например, невъебическая хрень:



Красное на голубом = коктейль "Вырвиглаз", а времени потрачено страшно подумать сколько.

Тем не менее, встречаются шедевры:




@темы: Крафт

O-Yami

главная