Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: филологическое (список заголовков)
08:15 

Star Destroyer - Lost in translation...

Название "звёздный разрушитель" всегда казалось мне крайне неуклюжим и вводящим с заблуждение. Какой же это звёздный разрушитель, если он не может разрушать звёзды? И вообще не для того сделан? Вот Звезда Смерти - да. А это?
Но термин "destroyer" в приминении к морским судам имеет эквивалент на русском языке - эсминец.

Так что "star destroyer" - на самом деле "звёздный эсминец".

@темы: Филологическое, Star Wars

12:23 

Немного цитат, характеризующих героев... Upgradable.

- Не превращай всё в трагедию для этих людей, - голос из-под маски был окрашен чистым садизмом, - Разве они уже не достаточно пострадали из-за тебя?

английский текст

**************************************************

- Пытайся сколько хочешь, - тихо возразил Текка, - но ты не сможешь отрицать правду о своей семье.
Фигура Кайло Рена как будто выросла у него на глазах. Ярость полыхнула из-под маски, когда гнев затмил рассудок. В руке появился световой меч, засветился клинок - едва стабильный алый луч, с двумя заметными лучами поменьше у самой рукояти: оружие убийцы, излюбленное орудие казни.
- Ты прав.
Свет, сияющий и резкий, наискось рассёк фигуру Лора Сан Текки.

английский текст

Кайло Рен: садист, фетишист.... куда дальше? Алан Дин Фостер, сжалься.

*************************************************

По подмигнул штурмовику, который обыскивал его вручную.
- Отличная работа.

английский текст


Ах ну да. Теперь По, подмигивающий лапающему его штурмовику. Алан Дин Фостер, сжалься.


*************************************************

Он настолько погряз в мрачных своих размышлениях, что почти не реагировал, когда его били. Они делали это методично, с большими перерывами - приходили, чтобы нанести удар то по одной части тела, то по другой - причиняли боль, но не наносили повреждений. Он старался изо всех сил игнорировать боль так же, как он игнорировал вопросы. Он только одного ещё не знал - того, что это была только разминка, разогрев перед тем, как приступит к делу его главный допросчик.
В своё время явился и этот заслуживающий внимания индивид. Когда По узнал его, того самого человека из деревни, он собрал все свои силы для одного последнего рывка к свободе - неудачного, и стоившего ему последних сил. Он мог утешать себя только тем, что борьба с человеком, стоявшим перед ним, была бы бессмысленной так и так. В лучшем случае бессмысленной. Борьба и сопротивление, однако, разные вещи, напомнил он себе, решив сфокусироваться на последнем. Несомненно, личный его инквизитор почуял эту решимость. Он улыбался? Кто его под маской разберёт.
Приветствие его было малоприятным, но сарказм в словах читался совершенно ясно.
"Я и не знал, что у нас на борту лучший пилот Сопротивления. Глупо было пытаться меня убить, этим ты только обнаружил себя. Месть - это так по-детски и так тщеславно. Даже если бы ты успел, даже если бы был лучше подготовлен, Тэкка был уже мёртв. Удобно устроился?"
По изо всех сил старался звучать беззаботно. "Не особо." Он обвел руками окружающее пространство, насколько позволяли наручники. "Апартаменты как-то не ахти."
"Сожалею. Когда я здесь, во всём этом нет нужды. Но остальные твои посетители не обладают такими способностями, как я, дальнейшее сопротивление с твоей стороны доставило бы им лишние хлопоты." Он наклонился к пленнику. "Но всё это ужасное недоразумение не обязательно должно продолжаться. Мы ведь оба хотели получить от старика одну и ту же вещь. Может быть, с тобой он был более откровенен?"
По изобразил раздумья. Затем лениво заметил: "Может тебе стоит поменять тактику? Мертвецы вообще разговорчивостью не отличаются."
Рен отстранился, всё ещё тенью нависая над пленником. "Замечательное наблюдение - тебе самому стоит над ним задуматься. С другой стороны... Жалкое зрелище, если посмотреть... Не находишь? Ты и я, оба гоняемся за призраком." Его голос стал мрачнее. "Куда ты её дел?"
По смотрел на него невинными глазами. "Куда я дел что?"
"Я тебя прошу. Не будем тратить время впустую. Тем более моё. Дело пойдёт быстрее, если мы прекратим этот детский сад."
По приготовился к худшему. "Сопротивление тебе не запугать."
"Ну как хочешь. Только в этой комнате нет никакого "Сопротивления". Тут только пилот По Дамерон. И я."
Он протянул к пленнику руку и через мгновение тот забился в молчаливой агонии.
"Скажи мне," - пробормотал он, - "Скажи."

Генерал Хакс ждал его. Как обычно, допрос не занял много времени. Офицеру не пришло в голову спрашивать, увенчался ли он успехом. Неважно, насколько пленник был предан своему делу, неважно, насколько стойким он был - когда за допрос брался Рен, результат всегда был одним и тем же.
Железная маска была обращена к генералу, голос за ней совершенно бесстрастный. "У пилота её нет. Карта местоположения Скайвокера находится у дроида. Обычный дроид серии ББ."
Хакс был явно доволен, хотя Рену до этого не было никакого дела.
"Тогда всё просто. Карта у дроида, а дроид всё ещё на планете."
"Даже на самой маленькой планете есть тысячи мест, где можно спрятаться," заметил Рен.
Хакс согласился. "Да, действительно. Но эта планета крайне примитивна. Дроид непременно будет искать места, где есть хоть какие-то технологии. А таких мест на Джакку немного." Он отвернулся, задумавшись. "Если повезёт, то нам даже не придётся самим его искать."

английский текст

Во-первых, очень интересно звучит из уст участника "Сопротивления" фраза про то, что борьба и сопротивление - разные вещи.
Во-вторых, Рен. Склонен к сарказму на допросах. Рассудителен. Смотрит свысока на обычных людей. Ещё раз склонен к сарказму.
(Кто-то мне говорил, что он не садист и ему не нравится допрашивать. Ну да, в общем-то, не садист в том смысле, чтобы прям кайф ловить кого-то разрезая по-живому. Но так - пошутить, поиздеваться над пленником - вполне себе. Скажем так - это далеко не его любимое времяпрепровождение, скорее скучная работа, во время которой он развлекается как может. Но с другой стороны - он и не против того, чтобы кого-нибудь пытать.) И да - Рен крайне эффективен в работе.
В-третьих, Хакс. Вполне себе не возражающий, не раздражающийся при виде Рена и даже довольный. (И отдельно отмечено, что Рену начхать на то, даволен ли Хакс. "Hux was plainly pleased, though that meant nothing to Ren.") Бедному генералу, похоже, весь фандом приписал свои охи и ахи по поводу поведения и внешности Рена. Мерисьюшный он в фандоме получился. Весьма мэрисьюшный.
В-четвёртых, мурлычащий Рен. Алан Дин Фостер, сжалься. (“Tell me,” Ren murmured. “Tell me.”) Да, это как бы в переводе шептать-бормотать, но всё равно же мур-мур.

запись создана: 23.01.2016 в 09:06

@темы: Star Wars, Филологическое

07:23 

Скачала себе новеллизацию The Force Awakens на английском.
Эпиграф многообещающий, но я что-то не могу сформулировать, как перевести второе четверостишие.
First comes the day
Then comes the night.
After the darkness
Shines through the light.
The difference, they say,
Is only made right
By the resolving of grey
Through refined Jedi sight.

Сначала день, следом ночь.
За тьмой следует свет.
.......... а дальше что-то про то, что разница видна только после того, как изощрённый джедайский взгляд научится различать оттенки серого? Или о чём это вообще?
запись создана: 21.01.2016 в 23:00

@темы: Star Wars, Филологическое

12:44 

парадокс, или "учитесь телепатии - она вам пригодится"

Официально-деловой стиль речи по отношению к слову и его значениям отличается однозначностью толкований.
Слово же по природе своей многозначно.
Значит деловой стиль - неестественнен.
Но слово существует для того, чтобы передавать информацию от одного человека к другому.
Для этого оно должно быть однозначным.
Значит существующее слово - неестественно.

@темы: Умное, Филологическое

23:59 

Шёл Шива по шоссе, сокрушая сущее, а навстречу Саша шла, сушечку сосущая

@темы: Филологическое

22:47 

одна из сессий ивента, по Средиземью

Импровизация сюжета процентов на 80. Текста - на 100.
Плюс попытка использования системы ВТМ d10, адаптированной под Средиземье.

### Сохранение текущего окна чата 'Содружество' начато 07/31 06:18 PM ###
[Братство] Город Гольстон.
[Братство] Первый город на дороге от Энтова брода до Эдораса.
[Братство] Полдня пути от Энтова брода.
[Братство] Вы проскакали этот отрезок в рекордно короткие сроки - видно лошади застоялись и решили размятся.
читать дальше

@темы: Филологическое, Компьютерные игры

20:55 

О прохождении мимо


Так, медленно проходя среди многих народов и через
различные города, вернулся Заратустра окольным путем в свои
горы и свою пещеру. И вот, подошел он неожиданно к воротам
большого города; но здесь бросился к нему с
распростертыми руками беснующийся шут и преградил ему дорогу.
Это был тот самый шут, которого народ называл "обезьяной
Заратустры": ибо он кое-что перенял из манеры его говорить и
охотно черпал из сокровищницы его мудрости. И шут так говорил к
Заратустре:
"О Заратустра, здесь большой город; тебе здесь нечего
искать, а потерять ты можешь все.
К чему захотел ты вязнуть в этой грязи? Пожалей свои ноги!
Плюнь лучше на городские ворота и -- вернись назад!
Здесь ад для мыслей отшельника: здесь великие мысли
кипятятся заживо и развариваются на маленькие.
Здесь разлагаются все великие чувства: здесь может только
громыхать погремушка костлявых убогих чувств!
Разве ты не слышишь запаха бойни и харчевни духа? Разве не
стоит над этим городом смрад от зарезанного духа?
Разве не видишь ты, что души висят здесь, точно обвисшие,
грязные лохмотья? -- И они делают еще газеты из этих лохмотьев!
Разве не слышишь ты, что дух превратился здесь в игру
слов? Отвратительные слова-помои извергает он! -- И они делают
еще газеты из этих слов-помоев!
Они гонят друг друга и не знают куда? Они распаляют друг
друга и не знают зачем? Они бряцают своей жестью, они звенят
своим золотом.
Они холодны и ищут себе тепла в спиртном; они разгорячены
и ищут прохлады у замерзших умов; все они хилы и одержимы
общественным мнением.
Все похоти и пороки здесь у себя дома; но существуют здесь
также и добродетельные, существует здесь много услужливой,
служащей добродетели:
Много услужливой добродетели с пальцами-писаками и с
твердым седалищем и ожидалищем; она благословлена мелкими
надгрудными звездами и набитыми трухой, плоскозадыми дочерьми.
Существует здесь также много благочестия, много лизоблюдов
и льстивых ублюдков перед богом воинств.
Ибо "сверху" сыплются звезды и милостивые плевки; вверх
тянется каждая беззвездная грудь.
У месяца есть свой двор и при дворе -- свои придурки; но
на все, что исходит от двора, молится нищая братия и всякая
услужливая нищенская добродетель.
"Я служу, ты служишь, мы служим" -- так молится властелину
всякая услужливая добродетель: чтобы заслуженная звезда
прицепилась наконец ко впалой груди!
Но месяц вращается еще вокруг всего земного: так вращается
и властелин вокруг самого-что-ни-на-есть земного, -- а это есть
золото торгашей.
Бог воинств не есть бог золотых слитков; властелин
предполагает, а торгаш -- располагает!
Во имя всего, что есть в тебе светлого, сильного и
доброго, о Заратустра! плюнь на этот город торгашей и вернись
назад!
Здесь течет кровь гниловатая и тепловатая и пенится по
всем венам; плюнь на большой город, на эту большую свалку, где
пенится всякая накипь!
Плюнь на город подавленных душ и впалых грудей,
язвительных глаз и липких пальцев --
-- на город нахалов, бесстыдников, писак, пискляк,
растравленных тщеславцев --
-- где все скисшее, сгнившее, смачное, мрачное, слащавое,
прыщавое, коварное нарывает вместе --
-- плюнь на большой город и вернись назад!"
-- Но здесь прервал Заратустра беснующегося шута и зажал
ему рот.
"Перестань наконец! -- воскликнул Заратустра. -- Мне давно
уже противны твоя речь и твоя манера говорить!
Зачем же так долго жил ты в болоте, что сам должен был
сделаться лягушкой и жабою?
Не течет ли теперь у тебя самого в жилах гнилая, пенистая,
болотная кровь, что научился ты так квакать и поносить?
Почему не ушел ты в лес? Или не пахал землю? Разве море не
полно зелеными островами?
Я презираю твое презрение, и, если ты предостерегал меня,
-- почему же не предостерег ты себя самого?
Из одной только любви воспарит полет презрения моего и
предостерегающая птица моя: но не из болота! --
Тебя называют моей обезьяной, ты, беснующийся шут; но я
называю тебя своей хрюкающей свиньей -- хрюканьем портишь ты
мне мою похвалу глупости.
Что же заставило тебя впервые хрюкать? То, что никто
достаточно не льстил тебе: поэтому и сел ты вблизи этой
грязи, чтобы иметь основание вдоволь хрюкать, --

-- чтобы иметь основание вдоволь мстить! Ибо месть,
ты, тщеславный шут, и есть вся твоя пена, я хороню разгадал
тебя!
Но твое шутовское слово вредит мне даже там, где ты
прав! И если бы слово Заратустры было даже сто раз
право, -- ты все-таки вредил бы мне -- моим
словом!"
Так говорил Заратустра; и он посмотрел на большой город,
вздохнул и долго молчал. Наконец он так говорил:
Мне противен также этот большой город, а не только этот
шут. И здесь и там нечего улучшать, нечего ухудшать!
Горе этому большому городу! -- И мне хотелось бы уже
видеть огненный столб, в котором сгорит он!
Ибо такие огненные столбы должны предшествовать великому
полдню. Но всему свое время и своя собственная судьба.
Но такое поучение даю я тебе, шут, на прощание: где нельзя
уже любить, там нужно -- пройти мимо! --

Так говорил Заратустра и прошел мимо шута и большого
города.

@темы: Филологическое

19:55 

для публики не интересно

21:53 

Похвастаюсь. Получила первое место за "охотничью байку" в ЛОТРО. Правда, участников было только пять. %)

(для незнакомых с игрой будет сильно непонятно)
(краткий словарь: эйтеливейрас - чужеземец, луми-ваки = лоссоты = название народа, лаустин - коньки, калпа-кита - крупный саблезубый кот - см. картинки, Элберет - богиня звёзд, если упростить)
(Золлорн - мой персонаж из ЛОТРО)

Сказ о том, как эйтеливейрас у луми-ваки демона из-под самого копья увёл


В северном Форохеле, в краю, чьё название знают лишь лоссоты, исконные обитатели здешних мест, есть ложбина со звучным и льдистым названием Пикку-коти, что на вестроне означает всего лишь «тихий угол». Сюда ветра не заносят ледяных брызг залива, и вьюгой тут не наметает огромных сугробов. Здесь не слышно ни свиста, ни воя ураганов, ни треска ледяных глыб. Исстари это место облюбовали охотники — как место ночлега и отдыха после долгого дневного пути.

В этом-то тихом уголке и сидели трое путников, по виду — лоссотов, по говору — уроженцев южных деревень, а по одежде — охотников-айвунен, то есть тех, что совершают долгие переходы, зато назад возвращаются с ценной и редкой добычей.

Охотников звали Сулли, Вайри и Кан. Все трое охотились вместе и возвращались сейчас домой с хорошим трофеем — на санках, стоявших чуть поодаль от жаркого костра, лежала свёрнутой огромная пятнистая шкура редкого зверя, имени которому не знали даже сами охотники. У костра было тепло и уютно, и, устроившись поудобнее, охотники принялись обсуждать диковинного зверя, чью шкуру удалось им добыть. Но мало-помалу разговор их иссяк, как иссякает любой разговор, предмет которого хоть и чудесен, но — вот он, лежит рядом, протяни руку и потрогай.

И тогда Вайри сказал:
- А послушайте, какого зверя довелось мне ловить на прошлую Медведицу! Все вы о нём слышали, а вот видел — один только я!
И он выпрямился гордо, отчего снег с меховой шапки засыпался ему за шиворот.
Когда Сулли и Кан, наконец, отсмеялись, Сулли сказал:
- Эй, Вайри! Может ты на прошлую Медведицу и видел кого, да только мельком и издали, и был то никакой не диковинный зверь, а обычный калпа-кита, а то и вовсе снежный пури. Потому как всем айвунен известно, что на прошлую Медведицу у тебя был насморк, сопли текли и глаза слезились — и потому видеть ты толком ничего не мог!

Вайри на эти слова очень обиделся. Ведь каждый луми-ваки знает, что насморк бывает только у несмышлёных детишек. Он насупился, и принялся ожесточенно ковырять палкой в костре.

Тогда Кан сказал, что Сулли просто дурак, если не хочет услышать хорошую историю после хорошей охоты, что предки его за него краснеют уже не первый год, что на такого дурака и внимания обращать не стоит, и что ему, Кану, во всяком случае, очень интересно услышать, какого такого зверя ловили на прошлую Медведицу, потому как сам он на прошлую Медведицу уезжал на юг торговать и вернулся вот только недавно.

Тогда Вайри начал рассказывать:
- Каждый луми-ваки знает о том, кто такой Юку. Он свиреп и ужасен, стремителен и неуловим. Глаза у него горят синим огнём, между ушей клубится тьма, а одним прикосновением своей лапы может он превратить человека в глыбу льда. Без устали рыщет он вокруг наших юрт и похищает наших детей. Забирает их в рабство в царство ледяных чудовищ, чтобы день за днем и год за годом вытесывали они ледяные айсберги и мололи ледяную крупу. Вот на этого свирепого демона и отправились мы на охоту.

* * * * * * *

Белый саблезубый кот, которого суеверные лоcсоты окрестили Лайпи-Юку, что значит «стремительный демон Юку», притаился среди снежных заносов и ждал. Он лёг на живот, прижав к голове уши, напружинив лапы — и принюхивался. К нему приближались непрошеные гости. Это были люди, от них пахло дымом — и в душе Лайпи-Юку боролись два чувства. Одно чувство было старое, впитанное с молоком матери — это было брезгливое отвращение ко всему, что пахнет дымом. Пахнувшие дымом не были добычей, их жёсткое невкусное мясо было дурной пищей. Они также не были соседями, потому что не чтили границ чужих охотничьих угодий и не соблюдали звериных ритуалов. Они были бессмысленны, как заноза в лапе или кость в горле — и потому их следовало избегать.
Второе чувство было новое. Оно пришло недавно. Оно было острым и тягучим одновременно. От него невозможно было отделаться. Убей их, убей их, убей их, излови их и рви их когтями и зубами - стремление, пришедшее однажды из темноты вместе со словами чуждого всему живому, страшного языка. Стремление, причинявшее боль, нараставшее с каждым днем. Оно противоречило всему, чему учили северных хищников их матери, но было неодолимо.
Лайпи-Юку прижался к земле ещё крепче — и прыгнул.

* * * * * * *

Когда в облаке снежной пыли на них прыгнул огромный кот — они успели только пригнуться, упав лицом в снег и вжавшись в него поглубже. Того, что зверь нападет первым, они не ожидали. Самцы-одиночки в это время года не были настолько свирепы, чтобы бросаться на людей в чистом поле. Шестеро охотников-лоссотов, разукрашенных голубыми ленточками, распластались на земле и лишь мельком разглядели, как метнулась в сторону белая фигура, и снова притаилась среди сугробов. Секунду они лежали в снегу опешившие, а затем вскочили все шестеро и перехватив поудобней копья метнули их одно за другим — все двенадцать — туда, где исчез Лайпи-Юку. Подняв клубы снежной пыли, калпа-кита рванул от летящих копий к скале, густо поросшей молодыми елями. Охотники воскликнули разочарованно и, с трудом встав на снег, потопали за своим оружием.

Золлорн, наблюдавший за стычкой со стороны, подошел к остальным. На него тут же посыпались упрёки — отчего это он даже не вынул оружия? Но Кули-Сар успокоил своих товарищей, заверив их, что уж если бы Золлорн метнул копьё, то непременно попал бы — и тогда праздничная охота окончилась бы слишком быстро. О том, что у Золлорна не было копья все почему-то забыли.
Эльф указал охотникам, куда скрылся Лайпи-Юку, и охотники быстро нашли следы. Саблезубый кот убежал в сторону залива.

* * * * * * *

- Гонялись мы за ним по чистому полю целый день, - рассказывал Вайри, - А он нас всё обманом изводил. Перескочет с одного места на другое, и застынет, будто сугроб, от других и не отличишь. Мы его копьём — а он рррррас! - снегом рассыплется и в другом месте уже снова стоит. Так до вечера мы демона по полю и гоняли. А как смеркаться стало — оказалось, что мы у самого залива.

- Врёшь ты всё, - встрял Сулли, - себя бы послушал — сам бы не поверил. Враньё на враньё городишь. Сам посуди, - обратился он к Кану, как к более рассудительному, - демонов ловить — охотничье ли это дело? Тут колдуна надо, колдуна, а не охотника. А какой из тебя колдун, братец Вайри? Да никакой! И от деревни твоей на два дня пути ни одного колдуна нет.

- Так был колдун! - воскликнул на это Вайри, - Вот что хочешь отдам, ежели лгу! Пусть у меня лаустин треснет, ежели лгу! Был колдун — его вся наша деревня знает! Чужак тот, которого Кули-сар за собой водит. Эльф. Вот он и колдун! И с нами тогда был — и даже по воде ходил!

* * * * * * *



* * * * * * *

То ли зверь был и вправду наполовину демон и отличался дьявольской хитростью, то ли охотникам просто не повезло - но когда они, наконец, выследили Лайпи-Юку на берегу залива, из близлежащей пещеры на них в рёвом выскочили два матёрых пейкко, и принялись швыряться в них всем, что под руку попадет. И когда тяжелый и острый кусок камня треснулся с размаху под ноги Золлорну, ледяной уступ под ним откололся, и Золлорн, как на санках, поехал по пологому и скользкому склону вниз, прямо в воду. Тяжелый кусок льда отнесло далеко от берега в считанные мгновения. Брызги, поднятые им, были обжигающе холодны, у Золлорна перехватило дыхание, а лёд под ногами тут же сделался скользким. Охотники что-то кричали с берега, но Золлорн их не слушал. Всё его внимание ушло на то, чтобы удержаться на льдине и не упасть в воду. Но приглядевшись к воде как следует Золлорн нашел свой единственный путь на берег. Вокруг него, скрытые слоем воды и почти прозрачные, плавали пласты льда. Несомненно ещё более скользкие, чем льдина, на которой он стоял, но, тем не менее, достаточно прочные. Решившись, он прыгнул вперед, - почувствовал, как промерзает насквозь попавшая в ледяную воду лоссотская обувь, и прыгнул дальше — так, с неуклюжестью, неподобающей его роду, он добрался в конце концов до твёрдой земли.

* * * * * * *

- Ну так что, вы демона-то поймали? - опять перебил рассказ Сулли. На что Вайри в ответ только неразборчиво промычал.
- Чего-чего? - переспросил его Кан.
- И да, и нет, говорю. Нет веры колдунам, вот что я вам скажу. Тем более чужакам. И не даром от нашей деревни ни одного колдуна на два дня пути не отыщешь! Увёл он у нас добычу. Увёл — и глазом не моргнул. Так что нет, трофея нам в тот раз не досталось... Хотя охота славная была... А ты Сулли не скалься! Я всё как было рассказал, только правду — чистую, как свежевыпавший весенний снег!

* * * * * * *

Опускались сумерки, и с каждой новой тенью зрение Лайпи-Юку становилось всё острее и острее. Он различал уже всех своих преследователей, и, пока те были заняты вознёй с пейкко, медленно и тихо, слившись с белой землёй, подкрадывался к тому охотнику, что стоял поодаль от всех. Он был бы лёгкой добычей — его спину не прикрывали другие, у него не было копья, а ненависть к нему была сильнее, гораздо сильнее, и тем приятнее будет перегрызть ему горло.

Лайпи-Юку почти уже подобрался на длину прыжка, его охватил охотничий азарт, но внезапно земля под лапами накренилась и он заскользил куда-то в сторону. Вниз, в воду. Он взрыкнул от неожиданности и выпустил когти, пытаясь удержаться наверху — но тут, в довершение всего, в него полетели копья. Лоссоты били метко, ведь на этот раз они видели свою цель. Единственное, что спасло зверя, это то, что земля двигалась вместе с ним. Льдина в том месте откалывалась под причудливым углом и её мотало из стороны в сторону — а вместе с ней и вцепившегося в неё когтями хищника. Несколько мгновений продолжалась безумная пляска — а потом Лайпи-Юку удалось всё-таки найти опору и прыгнуть. Правда прыгнул он не вверх, ведь там были охотники, а в сторону, на пологий склон — и поехал по нему вниз, чуть притормаживая движение острыми когтями. Доехав до края воды он остановился в поисках дальнейшего пути — и нашел себя лицом к лицу со своей добычей.






С обрыва над головой летели хлопья снега, а высоко в чёрном небе зажигались первые звёзды. Их свет пронзал, словно острия, и зверю почудилось, что это копья луми-ваки всё-таки догнали его.
Он зарычал и попятился. Добыча, или охотник, подняла копьё над головой, целясь почему-то не в него, а в землю под ногами.
А Элберет! — взвились к звёздам слова чужого языка. Но не того, что Лайпи-Юку довелось услышать раньше.
А охотник как будто поймал на острие копья свет разгорающихся звёзд — и ослепил калпа-кита.
Потом свет потух, и вместе с ним потухла ненависть. И хотя Лайпи-Юку всё ещё рычал, но не вцепился зубами в протянутую руку, а звёзды на небе больше не прожигали насквозь — теперь это снова были только звёзды. И слова чужого языка зазвучали знакомо, как будто уже слышанные когда-то, хотя ему и не доводилось их слышать.

* * * * * * *

Кули-Сар сидел на санках и смотрел туда, где исчезли за выступом скалы две фигуры - высокая фигура эльфа, тонкая даже в меховой одежде, и низкая, массивная белая фигура саблезубого хищника.
Ему было жаль, что они уходили. Но, наверное, это было правильное решение. Ведь и правда, где это видано, чтобы добыча сама на своих ногах с охотниками в деревню возвращалась. «Перепугает там всех», - размышлял Кули-Сар, «да и сам я, по правде сказать, не решился бы к этому Лайпи-Юку подойти слишком близко. Ну их, хищних зверей. Такого к себе домой только глупец бы привёл, так пусть уж лучше уходят.»
А за спиной у Кули-Сара его товарищи по охоте уже развели костёр и наперебой сочиняли новую охотничью байку, о том как чужак-эйтеливейрас у луми-ваки демона из-под самого копья увёл.



@темы: Филологическое

15:17 

В общем-то, читать в еженедельниках было нечего. Я бегло просмотрел их, и они произвели на меня самое тягостное впечатление. Их заполняли удручающие остроты, бездарные карикатуры, среди которых особенной глупостью сияли серии «без слов», биографии каких-то тусклых личностей, слюнявые очерки из жизни различных слоев населения, кошмарные циклы фотографий «Ваш муж на службе и дома», бесконечные полезные советы, как занять свои руки и при этом, упаси бог, не побеспокоить голову, страстные идиотские выпады против пьянства, хулиганства и распутства, уже знакомые мне призывы вступать в кружки и хоры. Были там воспоминания участников «заварушки» и борьбы против гангстеризма, поданные в литературной обработке каких-то ослов, лишенных совести и литературного вкуса, беллетристические упражнения явных графоманов со слезами и страданиями, с подвигами, с великим прошлым и сладостным будущим, бесконечные кроссворды, чайнворды и ребусы и загадочные картинки...

Я швырнул эту груду макулатуры в угол. Ну что за тоска! Дурака лелеют, дурака заботливо взращивают, дурака удобряют, и не видно этому конца... Дурак стал нормой, еще немного – и дурак станет идеалом, и доктора философии заведут вокруг него восторженные хороводы. А газеты водят хороводы уже сейчас. Ах, какой ты у нас славный, дурак! Ах, какой ты бодрый и здоровый, дурак! Ах, какой ты оптимистичный, дурак, и какой ты, дурак, умный, какое у тебя тонкое чувство юмора, и как ты ловко решаешь кроссворды!.. Ты, главное, только не волнуйся, дурак, все так хорошо, все так отлично, и наука к твоим услугам, дурак, и литература, чтобы тебе было весело, дурак, и ни о чем не надо думать...

@темы: Умное, Филологическое

21:23 

Слово "уникальный" надо запретить в приличном обществ как ругательство.

@темы: Филологическое

00:00 

lock Доступ к записи ограничен

спойлеры пещеры-лабиринта

URL
18:41 

Есть две разновидности хороших писателей: те, которые написали хорошие книги, и те, которые не написали плохих.

Так вот: можно ничего не написать и стать хорошим писателем.

@темы: Филологическое, Умное, Книги

21:25 

Играю я тут в Райский Сад, и вдруг вспомнила... Тополевскую %)


@темы: Компьютерные игры, Филологическое

18:19 

Пишет Гость:
29.02.2012 в 21:07


Я здесь,и не здесь,Я везде, и нигде,
В сыпучем песке, и прозрачной воде..
Я в воздухе, что между пальцев течет,
Я - птица, чей вам не доступен полет..
Я - разум, что вам до сих пор непонятен,
Я мал и в то время, я так необъятен..
Я - демон, что души у вас искушает,
Я - бог, что вас раем затем награждает..
Я - алая кровь и я - белый цветок,
Я - горькая правда, я - лжи сладкий сок..
Я - образ прекрасный, что видели в дыме,
Я - вечный никто, пустота - мое имя...

URL комментария

@темы: О красоте, Филологическое

21:29 

Ахахах.
Слушаю "Красную луну" Дина Кунца.
Диалог:
-Лунааа!
-Это не луна, это корабль. Как у капитана Кирка и мистера Спока. Как у Люка Неболаза.


Ваааахахахахах! Люк Неболаз рулит!

@темы: Кино, Книги, Филологическое

22:26 

Золушка за одну ночь сшила 3 бальных платья, намолола кофе на 12 недель, посадила розовые кусты, построила город и разрушила крепость. Но для этого ей пришлось прибегнуть к чёрной магии.

@темы: Психоанализ, Филологическое

01:25 

22:39 

вот так вот

Было на улице полутемно.
Стукнуло где-то под крышей окно.

Свет промелькнул, занавеска взвилась,
Быстрая тень со стены сорвалась -

Счастлив, кто падает вниз головой:
Мир для него хоть на миг - а иной.

@темы: Филологическое

23:18 

Придумала новую скороговорку.
Мелькор мелькорил, мелькорил и перемелькорил.

@темы: Книги, Филологическое

O-Yami

главная